Бумага

«Они хотят запретить мне дышать, но я продолжу». Как петербуржец сделал каминг-аут после принятия закона о запрете ЛГБТ
«Пришли на обыск парни, у одного фамилия Путин». История художника Юлия Рыбакова —<br />в 70-х его посадили за надпись про свободу, а в обыске участвовал будущий президент
На Дворцовой начали устанавливать новогоднюю елку. 5 фото
В Суйде — остатки усадьбы Ганнибалов, а неподалеку — домик Арины Родионовны и «Гатчинский Стоунхендж»
«„Отмена“ российских архитекторов — это существенная утрата». Петербургское бюро — о победе в международном конкурсе
На Дворцовой показали мультимедийный спектакль о Петре I и ролики про российские города. 5 фото
«Эти женщины очень уязвимы, поэтому им можно аккуратно закидывать правду». Как украинка занимается антивоенной пропагандой в российских чатах
Могут ли меня признать иноагентом? Что добавили к запретам и кто в зоне риска? Ответы
Туристы в Петербурге теперь будут платить курортный сбор. О какой сумме речь и кого это коснется?
Как сделать российский загранпаспорт в Грузии? Инструкция Paper Kartuli
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
Откуда у Петербурга триллион доходов во время войны, почему бюджет не пострадал из-за санкций и сохранится ли рост в 2023-м?
«Кому-то снилось, что дыхание стало платным». Что социологи узнали из 900 снов россиян после 24 февраля
В Приозерске можно погулять по крепости Корела. В XIX веке там держали декабристов, а сейчас в ней музей
Выставка копий. Как в «Севкабеле» появились «работы Бэнкси» и связаны ли они с уличным художником
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
Соосновательница проекта Parki ar minda — о запрете пакетов из пластика, фиктивной сортировке отходов и первом «зеленом городе» в Грузии
Близкий мне человек верит пропаганде, все разговоры заканчиваются ссорами. Что делать? 10 советов от «Службы поддержки»
«Нельзя учить под дулом пистолета». Учительница финского из Петербурга — об уходе из школы из-за пропаганды
«Я не проиграю свою свободу». Как Лейла Гиреева сбежала из Ингушетии в Петербург из-за избиений родными и почему она еще в опасности
«До какого-то момента я верил, что нужно остаться в России». Хореограф Илья Живой — о том, как уволился из Мариинского театра и как с афиш пропало его имя
Как петербурженка придумала бизнес по экологичному расхламлению и удается ли на нем заработать? История проекта «Непропало»
«Почти всё раскупили за пару дней». Репортаж из первого офлайн-секс-шопа в Грузии
«Даже если всех пересажают, найдутся те, кто продолжат нашу работу». Как правозащитники собираются расследовать пытки в Петербурге
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.