6 октября 2022

«Многие впервые оказались за границей». Соосновательница Emigration for action о новой волне российских эмигрантов в Грузии

На прошлой неделе проект Emigration for action открыл в Тбилиси второе направление помощи — для россиян, которые были вынуждены уехать из страны из-за объявления «частичной мобилизации». Соосновательница проекта Катерина Кильтау рассказала Paper Kartuli, почему было принято такое решение, отличается ли сентябрьская волна эмиграции из России от февральской и как живут россияне, которые приезжают в Грузию практически без денег.

— Сколько времени вы уже живете в Грузии?

— Я в Грузии с 5 марта. Уехала из соображений безопасности, как только появилась возможность. Это связано с тем, что в России в 2021 году меня признали иностранной агенткой (Катерина Кильтау работала координатором в движении «Голос» в Алтайском крае, ее внесли в реестр СМИ — «иностранных агентов» из-за денежного перевода от гражданина Таджикистана в 200 рублей и комментария для издания «Сибирь.Реалии». — прим. Paper Kartuli).

Здесь мы встретились с единомышленниками из разных гражданских проектов и поняли, что хотим преобразовать наше чувство вины в чувство ответственности. Вина деструктивна, а ответственность толкает к созидательному действию. Так возник Emigration for Action — проект помощи украинским беженцам от российской эмиграции, деятельно выступающей против войны и путинизма. Мы сконцентрировались на закупке медикаментов и помогаем как в базовых, так и в сложных случаях.

— Как возникло второе направление — помощь россиянам?

— После объявления мобилизации в связи с кризисной ситуацией, которая сложилась на границе, мы начали помогать россиянам, которые вынужденно эмигрировали. Мы решили действовать по четырем направлениям.

Во-первых, организовали гуманитарную точку на границе. Там у нас работало 15 смен из 65 волонтеров, которые совершили более 18 рейсов.

Во-вторых, мы открыли консультационный штаб на Бетлеми, 23, там люди могут получить любого рода информацию.

В-третьих, мы запустили кризисный шелтер для россиян, вынужденно эмигрировавших из-за угрозы мобилизации. Пока мощности не позволяют нам размещать всех обращающихся, поэтому в первую очередь мы заселяем людей, близких нам ценностно, — тех, кто выступает против войны.

В-четвертых, мы сделали информационные брошюры и большой гайд, где постарались покрыть все базовые вопросы, которые могут возникнуть у человека, впервые оказавшегося в Грузии.

Мне кажется, это важно с точки зрения адаптации, потому что люди, как мы поняли по рассказам тех волонтеров, которые приезжали с гуманитарной миссией на границу, дезориентированы и фрустрированы. Многие впервые оказались за границей.

— Недавно вы провели несколько мероприятий для вновь прибывших. О чем там говорили?

— Мы начинаем с исторического контекста. Рассказываем обо всём, что касается древней истории Грузии, говорим, что это очень православная страна. Затем — про войну 1992 года, про войну 2008 года. В брошюрах пишем и так всем говорим, что Россия оккупировала 20 % территории Грузии. Важно, чтобы люди были в курсе исторического контекста и отношения грузин к России в связи с этим обстоятельством.

А далее переходим к первым шагам: где взять карточку на транспорт, где обменять деньги, какие есть полезные адреса в Тбилиси, где купить страховку и как тут адаптироваться. А также объясняем вновь прибывшим, что Тбилиси не единственное место для жизни и за пределами столицы цены на аренду ниже.

— Есть ли различия февральской волны эмиграции из России и сентябрьской?

— Февраль — это больше политическая и экономическая эмиграция. Тогда приезжали активисты, оппозиционеры, айтишники. Сейчас это люди абсолютно разные. [Среди эмигрировавших] есть те, кто интересовался повесткой, но не был в нее активно погружен, есть люди, которые вообще не сильно интересовались политикой, а просто переживают за свою жизнь, не хотят умирать и убивать. Сейчас у приезжих очень разный бэкграунд в отличие от февраля, когда всё было более-менее гомогенно.

По моим наблюдениям, многие действительно рассматривают Грузию как перевалочный пункт. Некоторые планируют ехать дальше — в Турцию, в Европу, подаваться на визу в США.

— А как приезжие себя чувствуют?

— Люди в разном состоянии, истории разные. Один человек рассказывал, что у него почти нет денег, но он заядлый турист и живет сейчас в палатке в лесу возле Тбилиси. И кстати, всех призывает так делать: говорит, что это вполне себе выход из такой критической ситуации.

Что касается случаев помощи, то в первый же день в наш консультационный штаб пришел человек из Иркутска, мы постарались найти ему «вписку» на несколько дней. У него было примерно 50 лари в кармане. Мы связали его с людьми из Батуми, в итоге сейчас он поехал туда [на подработку] делать ремонт в квартире.

— То есть люди продолжают помогать друг другу?

— Да, большой разницы не вижу [с тем, что было весной]. Люди быстро кооперируются. Это очень воодушевляет. Осознание силы социальных связей, быстрой самоорганизации людей правда вселяет надежду. Кажется, что не всё еще потеряно и человечность в конечном итоге победит.

— В грузинском обществе на прошлой неделе вспоминали 1920-е годы, когда в страну сначала тоже устремились русские беженцы, а потом пришли большевики. На ваш взгляд, ситуация сейчас похожа на ту, что была 100 лет назад?

— Я бы, наверное, не проводила параллели с тем, что было 100 лет назад. Никто не знает, что сейчас у безумного диктатора в голове. Но мне кажется, во-первых, сейчас у российской власти не такое количество ресурсов, чтобы устраивать новые войны. А во-вторых, не думаю, что приезд большого количества россиян в Грузию принципиально повлияет на его позицию. Так же как это не влияет на то, что он делает в Украине. Мы же все прекрасно понимаем, что защита русскоязычного населения там — это просто предлог для реализации имперских идей.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
«Медуза» получила методичку Кремля о том, как «правильно» говорить о военном положении и разных режимах готовности. Что в нее вошло?
Мобилизация
Родственники мобилизованных столкнулись с отказами в предоставлении кредитных каникул, пишет «Коммерсантъ»
«ФАС» и инициативная группа матерей мобилизованных потребовали вывода войск из Украины
«ВКонтакте» заблокировал группу «Совета матерей и жен»
«Важные истории»: к лету на войне в Украине могут погибнуть 100 тысяч мобилизованных. Кремль планирует заменить их срочниками
В России создадут единый реестр с данными военнообязанных
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
Заседание по делу обвиняемого в «фейках» об армии Всеволода Королева перенесли на 15 декабря
В Петербурге прошло заседание по делу Вики Петровой. Ее обвиняют в «фейках» об армии
В Новом Девяткине отменили согласованный митинг. Администрация сослалась на «режим базовой готовности»
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
«Нельзя учить под дулом пистолета». Учительница финского из Петербурга — об уходе из школы из-за пропаганды
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Экономический кризис — 2022
Родственники мобилизованных столкнулись с отказами в предоставлении кредитных каникул, пишет «Коммерсантъ»
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
Власти Петербурга хотят заместить поток туристов из Европы и Китая гражданами Ирана и Индии
Завод Nissan в Петербурге перешел в государственную собственность
Банк «Санкт-Петербург» в 10 раз повысил минимальную сумму SWIFT-переводов в долларах
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.