16 июля 2020

Мы запустили клуб друзей «Бумаги». Почему нам важно, чтобы вы вступили и помогли сделать издание лучше

Мы запустили клуб друзей «Бумаги», в котором наши читатели и читательницы могут общаться с редакцией и друг с другом, обсуждать повестку, делиться впечатлениями и темами будущих текстов. Для членов клуба мы готовим специальные мероприятия и скидки в дружественных магазинах.

В этом материале генеральный директор «Бумаги» Кирилл Артёменко объясняет, зачем мы запустили клуб друзей и почему нам важно ваше участие.

В июле 2020 года мы запустили клуб друзей «Бумаги». Мы предлагаем читателям оформить регулярный платеж в пользу издания — 150 рублей или больше, и вступить в клуб. Для членов клуба мы организуем регулярные мероприятия — пока онлайн (рассчитывая на встречи вживую в будущем), договариваемся о скидках на хорошие вещи, которые продают наши партнеры. Мы рассказываем членам клуба о нашей работе в регулярной рассылке. В специальном чате можно общаться с нами и с другими членами клуба друзей «Бумаги» — мы надеемся (и уже видим этому подтверждения после первых дней), что такой чат может стать местом для уважительного и интересного разговора без агрессии и бестактности.

Иллюстрация: Елизавета Семакина / «Бумага»

Коронавирус стал для медиа по всему миру толчком к тестированию и запуску клубных моделей. Как и всем другим небольшим независимым компаниям — не только медиа, — этой весной нам было тяжеловато. Восемь лет мы зарабатывали преимущественно на нативной рекламе и мероприятиях, иногда — на исследованиях, в последние несколько лет у нас появилась выручка с платных рассылок.

В середине марта коронакризис отменил и отложил на неопределенный срок мероприятия, лишив нас половины дохода, а в условно нерабочем апреле рекламный рынок в ужасе замер, дожидаясь новостей. Мы работали как черти: людям, как никогда, были нужны новости и поводы для оптимизма. Фестиваль Science Bar Hopping мы перевели в онлайн, запустили несколько новых подкастов и начали продавать в них рекламу.

В мае все вышли из оцепенения, жизнь стала восстанавливаться. Но с самого начала кризиса мы продумывали концепцию нашей клубной модели, чтобы, с одной стороны, быть лучше готовыми к следующим передрягам, а с другой — в коронакризис мы особенно оценили сотрудничество читателей с редакцией, когда люди не только ждут от нас проверенных новостей и обстоятельных материалов, но и постоянно помогают нам: сообщают информацию из больниц, которая так важна и нужна, подсказывают темы для больших материалов, рекомендуют лекторов для наших онлайн-мероприятий, указывают на опечатки, которые при рабочей перегрузке становятся напастью.

В ХХ веке медиабизнес в целом и СМИ в частности были успешной отраслью. Люди обращались к СМИ, когда им нужно было знать новости. Организации обращались к СМИ, когда им была нужна реклама. Обе монополии были разрушены IT-компаниями, создавшими социальные сети и на их основе или отдельно от них — рекламные сервисы. К концу первого десятилетия XXI века это сломало традиционный медиабизнес. Реклама ушла из газет и журналов в интернет — но не в интернет-СМИ, а на интернет-платформы.

В последние годы медиа по всему миру судорожно пытаются изобрести новые способы заработка, чтобы если и не стать прибыльным бизнесом, то хотя бы обеспечивать собственную работу. Это сложно еще и потому, что, за десятилетия привыкнув к монополии на новостную повестку, журналистика стала высокомерной. Когда читатели обрели голос не только в комментариях к материалам колумнистов, они сказали редакциям: слушайте, вы какие-то неприятные и неумные люди, зачем вы нам нужны?

Сравнительно молодым медиа проще — мы не помним хороших времен, поэтому и кичиться нам нечем. Мы не только спокойно, но и благодарно относимся к читательской критике. Мы хотим выполнять свою работу качественно, делая таким образом и жизнь наших читателей, и нашу собственную жизнь понятнее и лучше. Ведь журналистика по-прежнему нужна здоровому обществу.

Чтобы независимая журналистика существовала, за нее кто-то должен платить — рекламодатель, покупая доступ к аудитории СМИ или место в повестке конкретного медиа, или читатель — через разные формы прямых финансовых отношений с изданием, которое ему симпатично, полезно и интересно. Есть три основных типа взаимоотношений читателей с изданиями: подписка, пожертвования (донаты) или клубная модель. Их можно спутать, но разница существенна.

В случае подписки читатель издания платит за продукт, который ему нужен по каким-то практическим причинам. Подписка на деловое издание — для делового человека, который хочет быть в курсе новостей рынков. Платная подписка на общественно-политическое издание — для человека, который считает отбор новостей и проверку фактов в этом издании настолько качественными и близкими его мировоззрению, что готов за это платить. Это понятные потребительские отношения, которые, впрочем, не исключают теплой эмоциональной связи между читателем и брендом издания.

Донаты — модель, подходящая для некоммерческих изданий, которые работают во имя важных, с точки зрения некоторых читателей, целей. Например, успешно собирать донаты может издание, которое освещает полицейский произвол и несправедливые суды, как «Медиазона». Или рассказывает об обездоленных и слабых, призывая помочь им, как «Такие дела». Читательские пожертвования — это залог существования таких изданий. Читатели, жертвующие деньги любимым изданиям, ничего не требуют взамен, кроме дальнейшей добросовестной работы во имя общей идеи.

Клубная модель объединяет две предыдущие модели с точки зрения мотивов платящих изданию людей. Читатель может оплатить членство в клубе просто потому, что он благодарен изданию за ежедневную работу и хочет его поддержать. В то же время, читатель может оплатить членство в клубе, чтобы получить бонусы, которые издания предлагают за поддержку: например, мы договорились с партнерами «Бумаги» о существенных скидках на вино, книги в «Подписных изданиях» и косметику от «Самосвета». Но основа клубной модели — это участие читателей в работе издания, возможность прямого диалога и дискуссии с теми, кто это издание делает, а еще — причастность членов клуба к сообществу людей, у которых могут быть разные взгляды на спорные вопросы, но близкие ценности.

Прошлой осенью, к концу восьмого года нашей работы, мы заново сформулировали миссию «Бумаги». Мы работаем для того, чтобы люди не чувствовали себя одинокими в большом городе. Да, мы по-прежнему издание о Петербурге как о лучшем городе для жизни. Но, говоря о жизни в Петербурге, мы порой говорим о жизни в большом городе в принципе. Человек подписывается на культурный гид — и понимает, что ему есть у кого спросить совета в чате с другими подписчиками. Человек приходит на наше научно-популярное мероприятие — и видит пятьсот человек, которым тоже интересна наука. Человек читает нашу новость про петербуржца, восстановившего историческую дверь в своем доме, — и видит, что есть люди, которым тоже важны идеи красоты и исторической преемственности. Так благодаря нашему медиа люди понимают, что они не одиноки.

Короче, мы делаем клуб друзей «Бумаги», не только чтобы быть финансово устойчивыми во время кризиса, но и чтобы повысить качество нашей работы: новостей, журналистских историй, тематических рассылок, мероприятий для сообществ по интересам. Нам кажется, что никто не расскажет нам о наших удачных находках и недостатках лучше тех, кто пользуется нашими продуктами и считает, что мы делаем полезные вещи.

Подробнее о клубе можно прочитать здесь. Вступайте, если хотите поддержать нас, воспользоваться тем, что мы предлагаем взамен, или участвовать в работе «Бумаги».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Блог «Бумаги»
Мы требуем освобождения Ивана Сафронова. От команды «Бумаги»
Мы запустили Russian Resistance — англоязычный подкаст о тех, кто борется за свободу в России
Мы запустили Paper Kartuli. Это локальное медиа о Тбилиси и Грузии от команды «Бумаги» 🇬🇪
💚 Мы запускаем мерч «Свобода мне к лицу». Встречайте: худи, футболки, косметика, свечи и торты
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
«Хорошее место, но не для каждого». Что петербуржцы пишут о военкоматах в «Яндекс Картах» и Foursquare
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Я читаю «Медузу» — это законно? Реально ли мне что-то грозит за лайк и репост? И как задонатить независимому СМИ?
Главные тексты «Медузы» о Петербурге: от биографии Беглова до истории саентологов
❗️ «Медузу» признали «нежелательной организацией». Чем это грозит изданию?
Против Семена Слепакова попросили возбудить уголовное дело. Какие еще артисты столкнулись с давлением властей?
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
Цена кормов для животных в Петербурге за год выросла на треть. Услуги ветеринаров тоже подорожали
В 2022 году в Петербурге выросло производство одежды
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.