17 января 2023

«В России я всё бросил». Три истории россиян, которые переехали в Тбилиси после войны и запустили здесь бизнес

Около 9 300 россиян зарегистрировали ИП в Грузии с марта по сентябрь 2022 года, говорится в ноябрьском отчете Transparency International Georgia. Это в десять раз больше, чем за весь 2021-й. Paper Kartuli поговорила с россиянами об открытии гастробара, студии йоги и парикмахерской в Грузии. И об особенностях ведения бизнеса здесь.

Freedom Aroma Bar

Открытие: 12 августа
Вложения: около $ 60 тысяч

«Перед Новым годом (2022-м — прим. Paper Kartuli) мы взяли достаточно большой кредит [в России] и открыли еще три точки. Декабрь у нас был колоссальный по заказам, по росту, по выручке. До 24 февраля дела шли хорошо, но война всё перечеркнула», — рассказывает Глеб Кузнецов.

В Петербурге у них с партнером по бизнесу был бренд ароматов для дома Freedom Aroma, мастерская-магазин в «Севкабель Порту» и точки продаж в торговых центрах. Соевые свечи, диффузоры, мыло и ароматы для автомобилей пользовались спросом с момента запуска в 2020-м. Но сейчас в России бизнес Глеба «доживает»: выручки хватает только на оплату счетов, две из четырех точек пришлось закрыть.

В Тбилиси Кузнецов приехал 12 марта с 10 тысячами долларов, которые готов был вложить в новый бизнес. В Грузии предприниматель оформил ИП. По местному законодательству для этого требуется загранпаспорт со штампом о легальном пересечении границы, мобильный телефон с местной сим-картой, адрес электронной почты, адрес регистрации в Грузии и оплаченная пошлина. Оформить документы Глебу помогли хозяева арендованной квартиры.

Первым Кузнецов открыл бар-магазин Garage в Ваке — в конце апреля. Там продавали свечи, комнатные растения и наливали вино. «К июлю — августу по вечерам в пятницу гостей было столько, что люди сидели на улице. Так я понял, что есть потенциал», — говорит Глеб.

Для продажи алкоголя, по словам Кузнецова, препятствий нет — лицензия в Грузии не нужна. Единственное требование — закупать его законно: «Тут есть система, как кабинет налогоплательщика, и есть электронный документооборот. Поставщик присылает накладную, таким образом у меня есть документы на каждую бутылку, и этого достаточно», — объясняет Глеб.

Место для второго бизнеса — гастробара — предприниматель нашел недалеко от Garage. Так получилось сохранить прежнюю аудиторию и привлечь новую. В помещении сделали ремонт: перекрасили зал, заменили электрику и полностью переделали кухню. Вывеску с названием согласовывали в мэрии: как объяснил Глеб, она должна дублироваться на грузинском.

Freedom Aroma Bar открыли 12 августа. Всего в гастробаре работают 15 человек, местных сотрудников пока нет. Глеб говорит, что постоянно ищет людей, чтобы обслуживать гостей и на грузинском, но пока безуспешно. «К сожалению, грузины не хотят идти на работу к нам. То есть они не хотят ни ходить сюда, ни работать здесь. У нас есть таргет на грузинскую аудиторию, но за всё время приходило только несколько компаний», — рассказывает он.

Держать гастробар в Тбилиси, по словам Кузнецова, сложно. Ему непривычно, что качественные продукты надо искать. А доставки, как в Петербурге, почти ни у кого нет: «Поставщики крайне необязательные. Очень сложно решать вопросы с коммуникациями. У нас большой трафик, всё ломается, засоряется канализация, есть проблемы с проводкой. Засорилась труба, а в Грузии Гиоргоба — никто не хочет ехать чинить. Такие проблемы меня сильно напрягают».

Глеб говорит, что бар работает волнами: в одну неделю бывает полная посадка, а во вторую пусто. Он считает, что играет роль местоположение: «Мы находимся в Ваке и здесь ограничена аудитория — это те, кто живут тут. Специально за кофе сюда никто ездить не будет».

Для запуска Freedom Aroma Bar Глеб привлек инвестора и всего, по его словам, потратил около 60 тысяч долларов. Расходы пока не окупились. Перед Новым годом Кузнецов продал бар и сейчас перезапускает бренд свечей, а также остается владельцем пространства Garage. «Я думал, что сделаю классный проект как в Питере — и всё будет по-прежнему. Но конечно, так не работает. Я так и не принял новую реальность, но наконец-то ее осознал».

Студия йоги Dipika

Открытие: 10 июня
Вложения: около $ 7 тысяч

Владимир Митюков восемь лет преподает йогу. В России у него была своя студия в маленьком городе Удомля в Тверской области. 24 февраля Владимир вел онлайн-урок из Египта, где был на зимовке с женой и тремя детьми. «Мы жили в русскоязычном коммьюнити, где были россияне, украинцы, белорусы. Украинцев было много, мы с ними тесно общались. В конце занятия [24 февраля] я сказал, что буквально не могу выйти на улицу, потому что не знаю, как смотреть им в глаза. На это кто-то в зале усмехнулся. Меня тогда это сильно задело. Позже я об этом написал в общем чате и понял, что многие поддерживают то, что происходит. Тогда у меня развалилось всё: и студия, и люди. В России я всё бросил», — вспоминает Митюков, добавляя, что уезжать из России навсегда до начала войны он не собирался.

В Грузию семья приехала 8 апреля. Открыть студию йоги Митюков решил практически сразу. Направление айенгара, которое преподает Владимир, по его словам, не представлено в Грузии: «Многие люди, в том числе и местные, кто жил в России и в Европе и там начинал практиковать, возвращались сюда и хотели продолжать, а занятий не было. Я нашел незанятую нишу. Это такое достоинство страны и города, тут есть пространство для ведения бизнеса».

Владимир продал квартиру в России, перевез оборудование из студии в Удомле и начал искать помещение. Место на улице Максима Горького, где сейчас находится Dipika, мужчина посмотрел одним из первых. «С хозяевами помещения мы оформили документы на микробизнес по этому адресу. Потом меня пригласили открыть счет в Bank of Georgia, позже я оформился в налоговой», — рассказывает Владимир. Он считает, что бюрократии здесь меньше, чем в России.

Занятия Митюков смог организовать сразу. Уже потом в студии сделали ремонт. Через экспатскую группу в фейсбуке Владимир нашел специалиста из России, который продал ему материалы и посоветовал мастера для замены пола. Часть ремонтных работ мужчина выполнил сам: «Я четыре года провел в деревне, где сам построил водопровод и канализацию и поставил вышку для интернета».

Митюков рассказывает, что летом работал в минус, так как на занятия в этот период особо никто не ходит. В конце сентября удалось выйти в ноль. Но пока, по его словам, студия не приносит такой прибыли, чтобы можно было содержать семью: «Для этого нужен больший круг занимающихся, и к этому всё идет». Новые посетители узнают о студии с помощью таргета в инстаграме и фейсбуке и через русскоязычный сайт.

Кроме Владимира занятия в Dipika ведут еще два тренера. «Это преподаватели высокого уровня, и мне кажется, мы сможем сделать здесь хорошую и сильную школу», — говорит Владимир.

Салон Short cuts

Открытие: тестовый запуск планируется в феврале
Вложения: $ 10 тысяч

Салон Short cuts в Тбилиси открывают парикмахер Вера и ветеринар Анжела. Девушки познакомились здесь: Вера приехала из Петербурга, а Анжела из Нижнего Новгорода.

После приезда Вера работала в украинско-грузинском салоне: «Мне было тяжело там [эмоционально]. И друзья говорили, что легче открыть что-то свое. Я тогда вообще не представляла себя в такой роли. А сейчас получается, как будто бы это действительно очень нужно. Не только мне, но и людям».

Стартовый капитал на открытие салона — это сбережения Анжелы. «Я надеюсь уложиться в 10 тысяч долларов. Подумала, почему бы нет: это веселый способ потратить деньги», — говорит она.

Поиски помещения заняли около двух недель: «Кто-то отказывался сдавать россиянкам, где-то была плохая электрика». Тем не менее Анжела говорит, что снять коммерческую площадь легче, чем жилье: предложений меньше, но они реальные и агентов не так много. В итоге девушки остановились на помещении 46 кв. м в центре за $ 500.

После этого Анжела оформила ИП и бизнес-счет. Сложностей с этим не возникло. «У нас есть бухгалтер, который помогает оформлять нам расходы и в будущем доходы, чтобы всё соответствовало закону и мы платили налоги. Для меня это достаточно важный момент, хочется как-то сказать спасибо стране, в которой мы находимся, и мне кажется, это хороший способ», — говорит девушка.

Вера с Анжелой учли, что у разных банковских терминалов разная комиссия за эквайринг. Всё зависит от того, какой картой расплачивается клиент. Поэтому несколько терминалов помогают экономить при большом потоке посетителей.

По словам девушек, они хотели бы сотрудничать с местными специалистами и клиентами. Вера говорит, что занималась поисками грузинских парикмахеров всё лето, но никого не нашла. А местные ей рассказывали, что грузины часто привязываются к месту и могут не менять работу всю жизнь.

Сейчас Вера чувствует, что многие друзья опустили руки и перестали пробовать интегрироваться в грузинское общество: «Все очень устали. Как будто уже обратная озлобленность пошла за русофобию».

Анжела, которая помимо салона работает в смешанном коллективе ветеринарной клиники Vet house, напротив, считает, что отношение к россиянам становится спокойнее.

Летом Вера запускала рекламу, чтобы привлечь местных клиентов: несколько людей пришли, но большего пока добиться не удалось.

«Я, пока искала мастеров, опросила человек 20. Просто подходила на улице к людям с интересными стрижками. И мне 100 % отвечали: я подстригся сам, или у мамы в Гори, или у знакомой бабушки. При этом мне кажется, у людей здесь есть потребность в хорошем сервисе, потому что клиенты-грузины, которые от меня уходили, были счастливы, что получили именно то, что хотели», — говорит Вера. Девушка учит грузинский и мечтает, что когда-нибудь будет работать в своем салоне со знанием языка.

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
«Хорошее место, но не для каждого». Что петербуржцы пишут о военкоматах в «Яндекс Картах» и Foursquare
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Я читаю «Медузу» — это законно? Реально ли мне что-то грозит за лайк и репост? И как задонатить независимому СМИ?
Главные тексты «Медузы» о Петербурге: от биографии Беглова до истории саентологов
❗️ «Медузу» признали «нежелательной организацией». Чем это грозит изданию?
Против Семена Слепакова попросили возбудить уголовное дело. Какие еще артисты столкнулись с давлением властей?
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
Цена кормов для животных в Петербурге за год выросла на треть. Услуги ветеринаров тоже подорожали
В 2022 году в Петербурге выросло производство одежды
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.